Дневники твинка: разговор в трактире

Место действия: Тигриный хребет, трактир в Аль-Хадиде.
Время действия: сегодня, 25.08.14

«…Почти сразу, как я вошел, любезный хозяин показал мне место, куда я могу сесть по приглашению некой особы. Этой особой оказался давнишний знакомый
моего дядюшки, торговец Хасан, уроженец Хазиры.

ArcheAge: Дневники твинка: разговор в трактире.

Мы обменялись несколькими фразами по поводу цен, торговли в близлежащих землях, а так же поделились сведеньями об общих знакомых. Хасан был мрачнее тучи, и любые мои попытки пошутить наталкивались на глухую стену его насупленного молчания.
— Что случилось, нари? Вы сегодня слишком угрюмы! Какие-то неприятности?
— Неприятности, нари?! Мой поверенный, ну, тот самый Джавдет, которого я представил твоему дяде еще около года тому назад, представляешь, прихватил всю мою казну и, воспользовавшись моим отсутствием, сбежал! До меня дошли потом слухи, что он проскакал через всю Саванну и исчез бесследно где-то в Руинах! Хорошо, если его сожрали тамошние чудища! Поделом мерзавцу! Но меня не оставляет мысль, что он примкнул к какой-нибудь тамошней шайке и они, кхым, благополучно пропили-прогуляли все мои денежки! Ммм, надо было доверять своей интуиции! Мне ведь сразу не понравилось его имя, а особенно – его наглая рожа! Тьфу ты! А, впрочем, если ты встретишь этого Джавдета – не убивай, оставь его мне, уж я-то найду способ, нари, как познакомить его брюхо с изделием алхимиков Аль-Харбы! Он сдохнет самой жуткой смертью, которую только можно представить!
— Что ж, поделом обманщику! А, кстати, нари, как Вам мое имя? Не слишком ли неблагозвучное для торговых предприятий?
— Эээ, ну, выговорить его, нари, и в самом деле не очень легко! Однако, нари, имя есть имя – все мы держим ответ за родительскую недальновидность!
— Родительскую?! Да я вообще не знаю, кто мои настоящие родители и почему они меня так нарекли, нари!
— Что, и впрямь ничего, нари, так и не знаешь?
— Ну, когда был еще совсем мал, перекидывался комьями грязи с соседскими мальчишками за то, что они меня обзывали свиным сыном! Будто бы последняя буква моего имени была нанесена несмываемой краской дядюшкой собственноручно на сверток, где лежал я и записка с просьбой об усыновлении, когда он пришел в свиной загон и стал метить поросят! Что будто бы там меня и подобрал, прямо рядом со свиньей и ее выводком, и что я тогда, нари, был так голоден, что сосал молоко свиньи вместе с другими поросятами!
— Полная чепуха, нари! Твой дядюшка, да упокоит его на дне моря Даута, никогда не занимался скотом, а уж тем более никогда не находил младенцев, которых подложили свинье! Он мне кое-что рассказывал в свое время … ну, не про все твое имя, а вот про эту самую букву, нари!
— И что же именно, нари?
— Ну, я помню, нари, только то, что так начиналось имя некоего благородного воина из рода ферре, с которым твой родственник познакомился совершенно случайно! Это самый воин давно умер, но, как говорил твой дядюшка, именно он знал нечто о твоем имени, какую-то тайну, которую, увы, унес с собой «в край Вечной Охоты», как у них принято говорить!
— Очень жаль, нари!
— Хмм, как знать, может, со временем, нари, сама Нуи улыбнется тебе, и ты откроешь все секреты, которые тебя так беспокоят сейчас! – криво ухмыльнулся мне Хасан и поднял бокал.
Мы выпили …»
Читайте также

0 комментариев

Оставить комментарий