Раздался громкий хлопок, а затем грохот. Судорожно обернувшись, я обнаружил распластанную на полу в центре комнаты фигуру, с подозрительно знакомой конфигурацей костлявых ног и острохарактерным носом. В процессе приземления фигура чуть не придавила кота, который со вздыбленной шерстью и круглыми глазами сидел теперь на спинке дивана. Фигура слегка дымилась.

 Покряхтывая и щёлкая суставами, фигура воздвиглась на задние конечности и, нагло ухмыльнувшись, заявила:
  — Ну здравствуй, братишка. Я — это ты из прошлого!

Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.
Живи ещё хоть четверть века —
Всё будет так. Исхода нет.

Умрёшь — начнешь опять сначала
И повторится всё, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.


 Чуть позже, когда все слегка успокоились, гость с довольным видом расхаживал по квартире, прихлёбывая чай и напропалую комментировал всё, что видел «а-ля акын»:
  — Мда, ну и растолстел ты… никогда бы не подумал, что докачусь до такого пуза. А кот хороший — сразу меня признал.
 Я поторопился ограничить эти словесные излияния:
  — Лучше расскажи, щегол, как ты тут очутился, а главное — зачем? Судя по прыщавой физиономии и тонкости-звонкости, тебе сколько, лет 17-18?
  — В точку, мой умудрённый сединами пухлый друг! Я прямиком из 2005 года. Золотые были денёчки, правда? — я неопределённо хмыкнул в ответ, — что же до первых твоих вопросов, то могу лишь сказать, что я здесь, вроде как, в виде наказания. Подробности не важны. Времени у меня немного, поэтому я хотел бы поиспользовать его максимально продуктивно. Не приставай.
 Добравшись до компьютерного кресла, «я из прошлого» без колебаний ввёл пароль и углубился в глобальную сеть. Некоторое время было слышно только периодическое хихиканье. Немного понаблюдав за этим процессом, я всё же не выдержал:
  — Пошёл смотреть результаты спортивных состязаний и курс биткоина?
  — Фи, как приземлённо, — презрительно фыркнул он, — и что ещё за биткоин?
 Внезапно оживившись, мой гость воскликнул:
  — Ничего себе! Значит, и спустя 15 лет World of Warcraft всё ещё жив и популярен?
  — Ну коне-ечно, чем ещё заняться, переместившись в будущее? — саркастически процедил я. — Только разглядывать компьютерные игры…
  — Ой, да отстань ты, зануда. Меня забросили сюда ровно в тот момент, когда я собирался приобщиться к великолепному и необъятному онлайн-миру Варкрафта. А тут оказывается, что и спустя полтора десятка лет он ещё жив.
  — Жив, жив, — вздохнул я, — через неделю как раз выходит «Классик».
  — Классик? — удивлённо поднял брови мой визави, — что за Классик?

… Было время надежды и веры большой —
Был я прост и доверчив, как ты.
Шел я к людям с открытой и детской душой,
Не пугаясь людской клеветы…

А теперь — тех надежд не отыщешь следа,
Всё к далеким звездам унеслось.
И к кому шел с открытой душою тогда,
От того отвернуться пришлось.

И сама та душа, что, пылая, ждала,
Треволненьям отдаться спеша,—
И враждой, и любовью она изошла,
И сгорела она, та душа...


После этого я довольно долго рассказывал о том, как сильно развился World of Warcraft за прошедшие годы, про многочисленные дополнения — иногда удачные, иногда не очень. Что помимо официальных серверов возникла целая плеяда пираток, по большей части кривых и неинтересных, но пытающихся сохранить тот, оригинальный дух Варкрафта. Рассказал про успех Носталриуса, успех настолько существенный, что сподвиг Близзард на переговоры с его владельцами и последующий анонс классического сервера. Про обтекаемые, но оптимистичные заявления относительно продолжения «Классика» и на следующие аддоны, возможно даже с изменением механик. Про RP-серверы, на которых десятки и сотни игроков устраивают интереснейшие эвенты в соответствии с лором. Про то, как мы будем водить рейды и повергать босса за боссом, сколько новых друзей появится у нас благодаря Варкрафту. Припрятав напоследок главный козырь, рассказал, что именно там, в игре, найдётся та самая вторая половинка, благодаря которой наша жизнь засверкает неведомыми доселе красками.

 Слегка обалдев от услышанных перспектив, «молодой я» поднял руку, посмотрел на неё и увидев, что она бледнеет и постепенно становится прозрачной, покачиваясь, направился в сторону двери:
  — Похоже, мне пора… правда, я так и не понял, в чём состояло наказание, которое я должен был получить. Ты рассказал мне массу интересного и, если всё это действительно со мной случится — значит, чёрт побери, жизнь не такая уж поганая штука.

После ухода гостя я ещё некоторое время приходил в себя. Зайдя на кухню, на автомате насыпал коту в миску корма. Решив, что ситуация вполне подходящая, достал из морозилки заледеневшую, мгновенно покрывшуюся конденсатом кружку, наполнил её <ЗДЕСЬ МОГЛА БЫ БЫТЬ ВАША РЕКЛАМА> и, размеренно сделав пару глотков, задумчиво поглядел в окно.

Я вам поведал неземное.
Я всё сковал в воздушной мгле.
В ладье — топор. В мечте — герои.
Так я причаливал к земле.

Скамья ладьи красна от крови
Моей растерзанной мечты,
Но в каждом доме, в каждом крове
Ищу отважной красоты.

Я вижу: ваши девы слепы,
У юношей безогнен взор.
Назад! Во мглу! В глухие склепы!
Вам нужен бич, а не топор!

И скоро я расстанусь с вами,
И вы увидите меня
Вон там, за дымными горами,
Летящим в облаке огня!


Чувствовал ли я вину за то, что рассказал этому, ещё совсем не нюхавшему пороху подростку, только половину правды? Вовсе нет. В чём должно было состоять его наказание — мне было совершенно очевидно, но я не намерен был потакать желаниям неведомо кого, поведав о страхе и ненависти ММО-индустрии образца 2019 года. О долгих годах пустынного ландшафта онлайн-игр, выжженного f2p-проектами. О том, что 2005 год — воистину «золотой век» интернета, ещё не общедоступного, а значит — не полного шлаком и потребляющими его, в котором игры пока ещё делают люди с горящими глазами, а не бизнес-планом в уме. О том, что постоянное пребывание в этом негостеприимном месте очень быстро сделает из него циничного, нетерпимого к чужим ошибкам человека, токсичного, как бочка с ядерными отходами. О реверансах в сторону миллиарда потенциальных игроков, ради которых безупречные доселе компании мясницким ножом кромсают лор своего популярнейшего проекта. О скатившемся к подножию собственного пьедестала мире, выродившемся настолько, что даже самые преданные фанаты покидают его, оставляя на растерзание киберспортсменам и любителям дейликов. О блужданиях от игры к игре, с чередой неизменных разочарований. О том, что попытка воссоздать кусочек «того самого» сталкивается с желанием аудитории сравнять и этот кусочек с уровнем плинтуса.

Ну уж нет. Не существет такой провинности, за которую стоило бы наказывать знанием о том, что впереди — полтора десятка лет неуклонной деградации. Пусть пребывает в блаженном неведении, играет в хорошие игры и смотрит в будущее с оптимизмом. А я, старый дурак, постараюсь получить хотя бы толику того же удовольствия, живя посреди постапокалиптической пустоши с редкими оазисами достойных проектов.

Друзья, я извиняюсь, если эта небольшая фантазия показалась вам чересчур мрачной. Возможно, так получилось из-за общего фона, сопровождающего меня в последнее время. Или настроение такое. А может, просто накопилось. В любом случае, не воспринимайте слишком близко к сердцу :)

P.P.S. — стихи во всех случаях несравненного А. А. Блока

Читайте также

3 комментария

avatar
Мне категорически нужно написать комментарий. Потому что, несмотря на мрачный взгляд, подача мысли отличная. Я её прекрасно понимаю, раздумывая, стартовал бы я с затеей ММОзговеда, если бы знал, как оно будет дальше в жанре. И ведь хорошо, что не знал. Было бы плохо, если бы не решился.
  • +5
avatar
Эх, попался бы сейчас мне такой вот «я из прошлого», получил бы по первое число…

А что я не совсем понял — в чем заключается драма вокруг стриммеров?
  • 0
avatar
Ну, типа, есть такие мегапопулярные стримеры (слава богу, в основном в Америке), которые вокруг себя концентрируют население и это приводит к нежелательным эффектам для остальных игроков. Вот они, собственно, заранее и начали контрнаступление.
  • 0
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.