Созерцание снежинок, медленно падающих из мягких серых туч, наполняло Артура странным спокойствием, несмотря на то, что его любимый город погибал у него на глазах. Глядя из окна последней башни Буревестников, он смог почти забыть о том, кем был — Хозяином Меча и Королем Бриттов. Сейчас он снова был мальчишкой, наблюдающим за нежным танцем снежинок. Воспоминания были причиной, по которой он с нетерпением ждал своей смены среди Буревестников, что полагалось периодически делать любому жителю королевства, согласно им же выданному указу. Его подданные могли бы сильно встревожится, если бы узнали, что он мысленно считал дни до того момента, когда сам будет вглядываться в даль в поисках знаков приближающейся Пеленной Бури.

Его взгляд следовал вниз за снежинками, и мысли становились все мрачнее, обращаясь к страданиям его людей. Они переживали Второй Раскол, и неизбежное разрушение любимого Камелота, Истинного Города, подходило к своей завершающей стадии.

Сейчас его партнеры совершали последнюю вылазку в горящий город в поисках задержавшихся. Как только они убедятся в том, что город пуст, придется убрать последний стабилизатор, после чего разрушение Истинного Города больше ничего не будет сдерживать. По крайней мере его братья предоставили ему сомнительную честь вынуть самый последний стабилизатор в основании этого города, окончательно ослабив тем самым цельность всего континента, в центре которого располагался Камелот.

«Что б они все отправились к Хель, или какой там нечистой силе теперь поклоняются!» — пробормотал Артур. Он не должен был позволить этому случиться. Ведь он был Артуром, в конце концов. «Где ты, мой наставник? Мне нужна твоя помощь теперь так же сильно, как тогда, когда я был молодым,» — он перешел на крик. Но, как известно, Мирддин давно покинул этот мир. Пророчество было исполнено, и Артур знал, что с этим ничего уже не поделать.

Он вспомнил, как тяжело было тогда, в начале. Как невероятно сложно было убедить его братьев построить что-то новое, прийти к чему-то общему, объединиться в своей вере в Истинный Город. Использовать свои стабилизаторы и их невероятную силу, чтобы поднять новую землю со дна моря. Ему пришлось потратить на эту затею все что было — каждый грамм своей убедительности и изобретательности Гвен — чтобы заставить своих братьев поверить в то, что он не сумасшедший. Что они смогут работать сообща, смогут построить что-то вместе, чтобы воплотить мечты о Камелоте в жизнь. И на один светлый миг все, что оставалось тогда от прежней цивилизации, было собрано в одном месте, в этом сияющем Граде.

Артур глубоко вздохнул, услышав позади себя звук приближающихся шагов и знакомые голоса. Прогнав воспоминания, он заставил себя отвести взгляд от окна. Артур посмотрел на лица двух самых дорогих для него людей. Одним из них был Капитан Штормрайдер, а второй — его Гвен. Он знал, что их сердца наполнены той же скорбью, которая пыталась сломить его, но они старались этого не показывать. Артур грустно улыбнулся, понимая, зачем пришли его друзья.

«Пора, — сказал Артур. — Верно?»

«Да, милорд, пора, — ответил Штормрайдер. — Город пуст, и мы последние, кто остается в пределах его стен. Даже крысы, и те ушли.»

«Я знаю нескольких „крыс“, которых нужно было навсегда оставить здесь, — добавила Гвен, и ее рот скривился в горькой гримасе. — Мы не должны были позволить им уйти живыми, Артур!»

«У нас не было выхода, Гвен, — сказал Артур, покачав головой. — Я сделал всё необходимое, чтобы сохранить как можно больше жизней.»

«Но это был твой город, любовь моя, — кошачье лицо Гвен снова исказила злость. — Это была твоя мечта, которую они разорвали на части.»

«Нет, Камелот не был моим городом, — Артур повысил голос. — Это была идея, благодаря которому он вообще появился. Разве ты не понимаешь этого? Черт тебя побери, Гвен, это был наш город! Он не принадлежал мне или моим братьям! Он принадлежал тебе, он принадлежал всем королевствам, и всем людям вообще. В этом и был смысл. Почему они не поняли этого? Почему они так и не осознали, что Мирддин был прав?»

«Потому что Измененные не идеальны, Артур, — сказал Штормрайдер с грустью. — Даже я.»

В большинстве случаев неуклюжие попытки Штормрайдера пошутить вызывали у Артура неконтролируемую улыбку и саркастические ответные выпады. Но не в этот раз. Пришло время сделать то, что они оттягивали до последнего — подняться по ступеням на самый верх башни и вынуть стабилизатор. Артур мысленно попрощался с этой комнатой и со всем городом, после чего пошел наверх. Его друзья присоединились к этому безмолвному восхождению.

Стабилизатор на вершине башни светился значительно больше обычного. Это сложное механическое устройство с жужжащими шестеренками и хрустальными гироскопами походило на дерево, которое оплело своими металлическими ветвями сапфировый шар. Артур догадался, что непривычно сильное свечение устройства связано с дополнительной нагрузкой, которую испытывал сейчас последний оставшийся стабилизатор, пытаясь удержать цельность земной тверди.

Обхватив края парапета острыми как бритвы когтями, их ждали три летуна. Длинный шеи существ склонились вниз, будто испытывая грусть от вида разрушающегося города внизу. Хотя эти драконы не были наделены особым интеллектом в отличие от многих свои сородичей, они давно научились распознавать эмоции окружающих. Эта их способность поражала. Артуру показалось, что он видит слезы в глазах одного из драконов, но, как и кажущаяся безмятежность вдруг затихшего внизу города, это была просто иллюзия.

Артур подошел к стабилизатору, чтобы извлечь его, но в последний момент остановился. Он заметил, что его друзья хотят присоединиться к нему. «Мы строили этот город вместе. Если ему суждено быть разрушенным, мы должны разрушить его тоже вместе.»

Они кивком подали знак друг другу. Семь рук и один хвост ухватились за оставшийся стабилизатор. Странно, но тот не спешил отсоединяться. Конечно, устройство не было живым, но создавалось впечатление, что оно сопротивляется, не желая отдавать город на растерзание. Очевидно, что это была еще одна иллюзия, но когда они все же отсоединили стабилизатор, Артур мог поклясться, что слышал глубокий выдох. Впрочем, скорее всего, это было его собственное дыхание. Положив механическое дерево в ранец, он подошел к летуну.

Когда привычным движением Артур легко вскочил в седло, новая волна грусти охватила его. Он потрепал мохнатую шею летуна и скомандовал ему взлетать.

Какое-то время он и его друзья смотрели на город с высоты птичьего полета, наблюдая, как новая волна разрушения охватывает Камелот. Удаление последнего стабилизатора вызвало эффект выдернутой пробки в наполненной ванне. Здания, который стояли здесь так долго, начали дрожать, когда земля в их основании начала раскалываться. Постепенно в ней образовалась огромная дыра, которая, будто пасть живого существа, начала неумолимо пожирать горящий город, жадно пережевывая улицы и бульвары. Когда Артур понял, что больше не может на это смотреть, он перевел взгляд на своих друзей.

«Давай оставим это печальное зрелище, Артур, — сказал Штормрайдер. Изумруд у него на лбу вспыхнул, когда он поднял голову. — Нам нечего здесь больше делать, мой друг.»

«Нет, осталась еще одно, что нужно сделать,» — ответил король.

«Что именно, любимый?» — спросила Гвен.

«Помнить,» — сказал Артур. — Помнить тот короткий светлый момент, когда было место, которое мы называли Камелот."

«Мы, Кейт Ситы, обладаем исключительной памятью, — сказала Гвен. — Да ты и сам знаешь, что мы ничего не забываем. Даже то, что хотим забыть.»

«Я тоже буду помнить, Артур, — сказал Штормрайдер. — И никогда не забуду тех, кто предал тебя.»

«Я знаю, что ты не забудешь, Ланц, — ответил Артур. — Как всегда, я могу рассчитывать на тебя.»

Они немного пригнулись, когда летуны заложили вираж, рассекая воздух. Артур в последний раз попрощался с городом и дал ужасную клятву. До сих пор об этой клятве знает только он один.

Артур, Гвен и Ланц двигались в сторону родных земель, погрузившись в свою грусть под мерный ритм взмахов крылатых существ. Возможно, они каким-то образом догадались, что не все в этом мире удручены разрушением Камелота. Далеко в недрах земли в этот момент раздался хохот, эхом распространившийся по Глубинам.

Улетая прочь, Артур вспомнил то, чему его учил Мирддин. Король должен помнить все намного лучше своих подданных. Он начал ритуал Путешествия в Прошлое с глубокого вдоха, встряхнув головой, размяв плечи и прочитав простой стишок: «Все дело в том, мой друг… что нет сейчас вокруг… места лучше, чем...», и его глаза широко раскрылись. Хотя казалось, что взгляд Артура все так же устремлен вперед, мысленно он путешествовал в прошлое по самым глубоким закоулкам собственной памяти, к тем событиям, которые случились так давно…

Продолжение следует...

Оригинал: camelotunchained.com/v3/lore/world-lore/tales-of-the-one-true-city-part-i/page-1/

Автор:

Автор и основатель проекта «ММОзговед». Наш сайт сделан для того, чтобы все мы могли делиться своими впечатлениями о любимых MMO и мыслями по поводу важных для нас тем. У нас нет открытой или скрытой рекламы, мы принципиально работаем исключительно в интересах игроков. Если вы тоже считаете это важным, поддержите нас через Patreon. Вместе мы сможем больше.

13
  • Спасибо за вашу оценку!
    Узнайте, на что она влияет.

Читайте также

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.