Полет по туннелю, который выстроил портал из переливающихся лучей яркого света, исходящих из ослепительного центра, ничем не отличался от знакомой телепортации. Вообще интересная штука этот полет. Умники корваксы утверждают, что пока тело летит по туннелю, оно не существует в материальном виде. Но я себя ощущаю! Правда, не могу даже голову повернуть, но ощущение полета есть, аж дух захватывает. Кстати, поэтому многие не любят телепорты, им кажется, что они бесконечно падают в бездонный колодец. А я это ощущение люблю. Сначала внутри всё сжимается, холодеет и остается только одна мысль: «Ну и какого я сюда снова полезла?». Но это ощущение быстро проходит, и остается только полёт… Это бесподобно. Жаль, что неуправляемо… Те краткие мгновения, которые дарит джет-пак, слишком скоротечны, и там концентрируешься только на одном — вовремя отключить тягу, лишь бы хватило заряда затормозить и не разбиться. И некогда отвлекаться на ощущение свободного полета.

Момент выхода из туннеля произошел, как всегда, внезапно. Ярко вспыхнула резко приблизившаяся точка туннеля, и я на доли секунды зависла в компенсирующем поле над поверхностью планеты. Поле исчезло так же внезапно, как и туннель, но успело мягко приземлить.

Встретили меня неприветливо. Частый косой дождь под завывания бури хлестал в щиток скафандра, меня немного покачивало от дезориентации и ветра. Я присела на траву, которая при свете фонаря оказалась синей. Скафандр заботливо известил о повышенном содержании в атмосфере азота и озона. Хм… Снова за пределами возможности существования моей хрупкой тушки. И почему мне не везет попасть на планету, где я спокойно смогу снять шлем… Еще и о коррозии теперь думать надо… Нее, ищу могилы и бегом отсюда.

Видно было совсем плохо, телепортировало меня в сумерки. Где бы спрятаться от этой непогоды…

Раздался удар грома, и рядом с Порталом начал снижение мой звездолет. О, и тут работает, замурчательно. Квантовые маяки, связывающие меня с кораблем, позволяли мне найти его в любой точке галактики, теоретически. Так уверяли нас корваксы. Пока что всегда срабатывало. Правда, в обратную сторону: чаще кораблю приходилось искать Странника после телепортации и уходить гиперпрыжком к хозяину.

Пошатываясь под ветром, я добрела до звездолета и спряталась от дождя. Какое блаженство снять эти доспехи! Аккуратно вынув Кота из скафандра, я уложила его в кармашек кресла, потом с невероятным облегчением вытянулась сама. Всё-таки скафандр утомляет. Пойти помыться что ль… Или потом… Глаза посовещались, сказали «потом» и закрылись.

Душ я приняла с утра. Обожаю все эти современные удобства. Подумать только — раньше самое большое удовольствие для космонавта было обтереться влажными полотенцами. А тут, пока я спала, корабль нафильтровал воды, благо ее было вокруг в избытке, и прогрел душевую. Пусть это не ванна, но какое приятное ощущение — быть чистой!

Я заметила, что исподволь пытаюсь оттянуть момент поиска могил. С утра нашла просто кучу дел, пересмотрела накопленные записи со сканера, прошлась по округе вокруг Портала, изучила, кажется, каждую травинку и каждый камушек. Но бесконечно это продолжаться не могло. И я, поймав себя на этих мыслях, неохотно пошла к звездолету. Кот мурчал, стараясь успокоить. Не думаю, что ты будешь сильно переживать о тех Странниках, Котя… Всё-таки… Я прервала мысли, понимая, что могу сильно обидеть это существо, которое совсем не виновно в том способе развития, который выбрали для него древние ученые. А может, так и надо… Кто знает, что лучше — сидеть вечным призраком над собственной могилой или обрести вторую жизнь в этом удивительном виде…

Сев в кресло, я ввела первые координаты. Лететь оказалось недалеко, пару часов по прямой или минут десять по параболе. Я выбрала второй вариант, уж лучше побыстрее с этим разобраться.

Резкий старт в небо вывел меня за пределы атмосферы. Совместив нос корабля с точкой на поверхности, я камнем пошла вниз.

Затормозив в километре над поверхностью, я увидела бескрайний синий лес, покрытый редким туманом. Деревья карабкались по склонам невысоких гор, напоминая подернутое дымкой море. Нужная мне точка лежала внизу посреди чащи. А это загвоздка… Парить-то мой кораблик не умеет. Я начала высматривать хоть какое-нибудь открытое место. К счастью, метрах в двухстах от могилы была небольшая проплешина, на которой по идее должен уместиться звездолет.

Приземление вышло абсолютно бесшумным. Упс… Проверить твердость почвы-то я и не подумала. А не утонет ли мой кораблик, пока я тут бродить буду? Быстренько выпрыгнув на чавкнувшую землю, я отбежала от звездолета и послала команду ожидать на орбите. Корабль послушно взлетел и быстро превратился в точку. А меня вдруг оглушило ощущение пустоты. Ой… Я же Кота забыла! За такой короткий срок я так привыкла к его пушистому ощущению, что уже перестала и думать о том, что его не может быть рядом.

Постояв, я всё же решила добраться до могилы и быстрее вернуться к Коту, чем снова вызывать корабль и снова ждать. Не хочу. Хочу, чтобы всё закончилось.

Сканер послушно вывел меня к могиле. Узкий неравный ромб, более короткий сверху, бесшумно парил в метре над землей, чуть заметно поворачиваясь вокруг вертикальной оси. Примерно в полметра высотой, он не производил впечатления могилы. Какая-то техноскульптура, что угодно, но не могила. Странно знать, что вот в это превращается живое тело… В месте пересечения воображаемых линий, соединяющих вершины, медленно вращался небольшой пульсирующий шар.

Я сняла с плеча мультитул, включила запись и медленно протянула ладонь к ромбу. Коротко прикоснулась к шару. Через перчатку ощущалась его резкая пульсация, и из него вылетело полупрозрачное облачко. Я отступила на несколько шагов. Перед ромбом начала конденсироваться полупрозрачная фигура, напоминающая человека в скафандре. Но его голова… Треугольная, безликая, с желтоватым веретенообразным кристаллом посреди того, где должно быть лицо… Что это за раса? Такие никогда не встречались в нашей галактике. Впрочем… Я здесь не за этим.

Заметив мою напряженную позу и нацеленный на него мультитул, призрак начал что-то быстро говорить. В ушах гулко застучало сердце. Не смогу… Я зажмурилась и импульсивно нажала на спуск…

Тот же резкий, режущий звук хлестнул по ушам. А я вдруг провалилась в абсолютную черноту.

Когда я очнулась, солнце вовсю сияло своим резким голубым светом. Во рту стоял металлический привкус, губа сильно болела. Я прикусила её, когда стреляла в призрака. Рядом в траве валялся мультитул. Я оглянулась на могилу. Она всё так же медленно вращалась, но шар уже не пульсировал… Его хозяин теперь записан… О боже…

Голова раскалывалась. И так еще два раза?! Кот, я очень хочу видеть тебя живым, но… Но стрелять вот так, в двух шагах от тебя, когда он смотрит прямо тебе в глаза, пусть он уже мертв, но он же как-то существует… Это выше моих сил… В космосе я не вижу жертву. Пират, который летит на тебя, уже не ассоциируется с живым человеком. Это корабль, машина, которая хочет тебя убить и исчезает в беззвучной вспышке атомного пламени. А тут…

Медленно поднявшись, я побрела к полянке, на которую должен был сесть звездолет. Внутри всё дрожало. Перед глазами прокручивался один и тот же момент — призрак что-то торопливо мне говорит и исчезает во вспышке энергии…

Забравшись в кабину, я плюхнулась на кресло. Эмоции Кота метнулись ко мне и окутали нежными прикосновениями мою уставшую душу. Тише… тише… успокойся… Тихонечко мурлыкая, он убаюкал меня.

Проснулась я уже затемно. Кот всё так же пел свою незатейливую песню, абсолютно не сопровождая её никакими видениями. Как же ты хорошо можешь меня успокоить, Котя… Я решила, что больше к могилам я без него не пойду. Он укроет меня от негативных эмоций, и, надеюсь, все будет проще и быстрее.

Поиски двух оставшихся могил не затянулись. Благодаря темноте и Коту я не так остро реагировала на исчезающих призраков. И наконец-то это мучение закончилось. Больше я ни за что не стану тревожить умерших, как-то всё это… неправильно. Видимо корваксам с их холодным цифровым рассудком и коллективным разумом принять такое гораздо проще. Наверное, потому они и смогли изобрести эти живые механизмы.

Вернувшись к Порталу, я ввела координаты радиоактивной планеты и совершила обратный прыжок. После болот и дождей щелчки радиоактивности на фоне яркого чистого неба казались почти родными. Не люблю сырость. Уж лучше радиация.

Монолит уже дожидался меня. Когда я пробралась к нему по своему тоннелю, без просьб и касаний выдвинулся контейнер. Он был гораздо больше того, который принимал от меня всё то, что я добыла. В нем стояли прозрачные контейнеры, содержащие какие-то весьма неаппетитные биологические структуры, пронизанные металлическим каркасом. Уф… Ну почему всё живое так неприятно выглядит изнутри…

Что есть что мне догадываться не пришлось, контейнеры Монолит подписал. Тааак… Нервная ткань… Кровеносная ткань… Мышечная ткань… Короче говоря, полный комплект для живого существа. Ну и куда это всё? Не сваливать же просто в кучу. С некоторым запозданием пиликнуло входящее. Ну вот и хорошо, не надо гадать, что к чему.

На щитке шлема спроецировалась стереофотография живого корабля, похожего на тот, что встретился мне в космосе. Но были существенные различия. Он выглядел… мертвым. Не было тех переливов света, поверхность была тусклой, словно высохшей. Чем-то она напоминала кору старого дерева, такая же складчатая и рубцеватая. Корабль лежал среди песков, которые уже на треть затянули его. Под фото шел текст с координатами планеты и точкой на ее поверхности.

Не раздумывая, я побежала к кораблю, взмыла в небо и набрала координаты новой солнечной системы.

Система оказалась обитаемой. В космосе то и дело сверкали вспышки выходящих из варпа грузовиков, мне немедленно пришло указание от местного диспетчера с перечнем секторов, в которых мне не стоит находиться, поскольку они зарезервированы для прибытия новых конвоев. ОК, мне еще жить охота, спасибо за предупреждение.

Моя навигационная система вела меня на вторую от местного солнца планету. Даже с расстояния в многие сотни тысяч километров этот шарик выглядел безжизненным. Неудивительно, что корабль там никто не нашел, кому захочется добровольно лезть в смесь микроволновки и песчаного пляжа…

Двигаясь зигзагами и огибая обозначенные диспетчером секторы, я потихоньку приближалась к месту встречи с неизвестным. Медлительность только заводила, я от нетерпения уже скоро наверное скафандр протру, ерзая на кресле. Котяра подкинул мне образ кошки, нервно выгрызающей блох. Ах ты… Я вот специально наловлю этих вредных насекомышей и запущу их тебе в твою вредную тушку, когда мы её наконец-то получим! Будешь знать! В ответ Кот изобразил кота с гордо закинутым за спину хвостом и противоблошиным ошейником. Ха, ну ты хитрец!

Так незатейливо развлекаясь, мы доползли до этой всепланетной пустыни. Местечко так себе: огромные дюны ясно давали понять — тут бывают такие ураганы, что лучше не задерживаться. Я приступила к поиску точки приземления. Район поисков был невелик, фото, похоже, было сделано недавно, потому что бурую точку посреди желтизны песка я заметила спустя всего минут двадцать поиска. Ну вот и ты. Давай знакомиться.

Размерами корабль не поражал, не больше наших скоростных прогулочных одноместных яхт. Но сразу чувствовалось, что это было когда-то живое создание. Кстати… Я до этого даже не задумывалась… А как я вообще буду летать… в тебе? Странно как-то… Вспоминаются древние-древние мифы с давно забытой планеты, в которых упоминался проглоченный каким-то морским гигантом странник. Эмм… Надеюсь, тут будет всё-таки покомфортнее, чем в желудке у какого-то там кальмара.

Подойдя поближе, я положила руку на тело корабля. Сухое, твердое, всё покрыто длинными, немного извитыми бороздами. Обойдя его, я заметила темное отверстие примерно с два моих шлема диаметром, в котором угадывались какие-то лопатки, расположенные по кругу. Странное сочетание живого и техногенного… Похоже, тут двигатель. Значит с другой стороны… Голова? Перейдя к другому концу корабля, я увидела полупрозрачный колпак, раскрытый в две половины. Ну точно колпак кабины пилота. Забравшись туда, я обнаружила вполне себе похожее на кресло твердое образование посередине полости головы. Вокруг полукругом под толстенным слоем пыли угадывались экраны и какие-то выросты. Похоже, когда-то корабль действительно был жив и летал, уж очень всё похоже на кабину, со скидкой на необычность всего этого. А может, это только заготовка, безжизненное тело, ожидающее своего хозяина.

Ладушки… Пошли за контейнерами, Котя.

Лежащие в ёмкостях биотехнологические конструкции имели формы, напоминающие очертания замеченных мной в теле корабля полостей. Как ключики к замкам. Ну-ка. Аккуратно достав то, что обозначалось как кровеносная ткань, я положила этот длинный сверток из металла и сосудов с пульсирующим сердцем в подходящую по размерам и очертаниям полость, расположенную сразу за «головой». И тут произошло неожиданное. Прямо на глазах сосуды начали прорастать сквозь твердые стенки, со странным шорохом расползаясь по всему кораблю. Я стояла с широко распахнутыми глазами, любуясь этим чудом. Сосуды покрывались металлической оболочкой, золотистые нити оплетали их, как живые, завиваясь в жесткие плетеные трубочки вокруг видимых участков. Наверное такая картина наблюдалась бы сейчас по всему кораблю, не будь она скрыта от глаз.

Хм… Что у нас дальше… Сердце ритмично пульсировало, словно просило защитить его от внешней среды. Значит пришла пора мышц. Я осторожно извлекла эту тугую упругую ткань и расправила её. Впрочем, в помощи она явно не нуждалась. Словно живые, волокна начали сплетаться в кокон вокруг сердца, а потом расползлись вокруг полости и совершенно перекрыли её, врастая в края. Всё тут же заплеталось золотыми нитями. Так вот оно какое… Жидкое золото. Оно расползлось по стенам, переползло на потолок, формируя своими живыми нитями затейливые узоры. Выглянув из кабины, я увидела эти же нити и на поверхности. Словно броня, они покрыли все мельчайшие выступы, и уже начали наливаться светом по бороздам.

Вернувшись в «голову»-кабину, я открыла последний контейнер. Нервная ткань. Под приборной панелью, вровень с «полом», проходила длинная узкая канавка, в которой я и уложила серебристо-золотые жгуты. Всё с той же живостью они расползлись по кабине и прошуршали дальше, в сторону хвоста. Под слоем пыли начали оживать экраны, отростки, торчащие из панели, озарились изнутри серебристым светом.

Смахнув с экрана пыль, я прочитала вполне понятный шрифт корвакского письма. Некоторые знаки были незнакомы, но общий смысл угадывался.

«Ожидаю подключения матриц носителя сознания.»

У меня остались только записи Странников… Это оно? Проверив доступные устройства в радиусе подключения, я увидела новое, названное теми же корвакскими глифами. Поступил запрос на подключение. Я дала согласие и передала три файла-матрицы. В абсолютной тишине, прерываемой только шорохами в теле корабля, я простояла минут пять… Десять… Полчаса… Да что такое-то, неужели сбой?!

Тут, как всегда, сработало правило пяти минут. Посередине полукруглой панели открылся карман. По очертанию он здорово напомнил мне моего Кота. Тот неожиданно встрепенулся и попросился туда. Хорошо. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

Переплетенные в овоид корни, попав в карман, пришли в движение. Они начали прорастать, повторяя ту же картину, что я наблюдала и раньше. Похоже, Котя, ты всё-таки обрел своё тело! Точно так же полость закрылась тонким плетением из золотистых волокон. А я осталась одна. Но Кот не дал мне заскучать, внезапно переместив «кресло» поближе ко мне, одновременно изменяя его очертания и точно подгоняя его под мою фигуру. Я удобно разместилась у приборов. Ну, давай знакомиться снова, мой Котя!

Автор:

Автор топика пока ничего о себе не рассказал.

13
  • Спасибо за вашу оценку!
    Узнайте, на что она влияет.

Поддержите ММОзговед через Patreon

Поддержать

$352 из $500 в месяц

Спасибо за вашу поддержку! Чем больше денег будет собрано, тем больше будет ежемесячный фонд вознаграждения авторов и наши возможности по развитию проекта. 500 — это важное достижение для нас.

Поддержать

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.