№ 19. Прометей Элионский

Skyforge: № 19. Прометей Элионский

[Под номерами я буду публиковать присланные на конкурс работы. Прошу читателей обсуждать и запоминать (ведь победителей будем выбирать вашим голосованием), но не плюсовать заметки]

Непроглядно тёмное небо над головой, тусклые огоньки звёзд. Холодные, немигающие, равнодушные. Я — бессмертный. Они будут гореть для меня вечно. Закрываю глаза и снова вижу звезды, на этот раз формирующие причудливые системы, которые не отыскать ни в одном сборнике карт. Флавий называет эту мысленную проекцию атласом развития. Как по мне, довольно сухое определение. Для меня это маленькая личная вселенная, идеальная картина того, что древние назвали микрокосмом. Сознание, чувства, память — всё это затаилось там, в разноцветных сопряжениях светил.

Вон та янтарная звезда вспыхнула для меня раньше всех, в бесконечное мгновение между ударом кривого клинка виртха и пробуждением в непереносимо зловонной куче тел, куда стащили меня и моих павших товарищей по отряду. В тусклом свете блестели опознавательные таблички на силовой броне. Мне не нужно было снимать шлемы, чтобы понять, чьи тела лежат рядом. #37858104 – Спирос, #37856714 – Атрей, #37850063 – сержант Дэймон… Я отомстил за всех, выжег проклятое крысиное гнездо и прикончил каждого из паразитов, не ожидавших, что кого-то они не добили. Это не их промах, просто я – бессмертный.
«Я – бессмертный!» Эта мысль пьянящим звоном билась в висках всё то время, пока флаер вёз меня из Ианнора в столицу. Мне предстояла аудиенция со старшими богами – честь, о которой можно было только мечтать! Более того, статус бессмертного в корне менял моё будущее, превращая из обычного бойца-контрактника в защитника всего Элиона. Как во сне я наблюдал за приближавшимися громадами высотных зданий, бесконечным потоком флаеров, нетерпеливо соскочил на пол воздушного вокзала, едва лишь наш транспорт успел пришвартоваться. До назначенного часа аудиенции оставалось ещё порядочно времени, но мне, словно восторженному курсанту, не терпелось попасть в приёмную богини Гериды.
— Прошу вас! Вы ведь… Прометей из тридцать седьмого пехотного?
Я очнулся от грёз и увидел перед собой незнакомую пожилую женщину. Небогатая одежда, в руках – планшет. На экране случайно разглядел открытую новость из элинета со своей фотографией. На поклонницу дама была не очень похожа, да и выглядела не слишком счастливой. Судя по теням под глазами, спала она в последнее время плохо.
— Да, рядовой Прометей Амос. Чем могу служить?
Женщина на секунду замялась, но затем пристально взглянула мне в лицо.
— Вы ведь служили с Дэймоном… с сержантом Баросом? Это мой сын. Прошу вас, расскажите, что произошло? Никто не хочет мне ничего объяснить. Только «Ваш сын герой, он отдал жизнь за Элион». Вы ведь были там… Я хочу знать.
Тогда я понял, что видел женщину прежде. Все бойцы хранили на своих планшетах фотографии жён и подружек и непрестанно хвастались ими, а Дэймон вместо этого любил рассказывать о матери. Невеста у него тоже имелась, но сержант то ли из скромности, то ли ещё почему нечасто говорил о ней, зато про «маму сержанта», известного в своих кругах инженера-кибернетика, знал каждый во взводе. Но в ту минуту передо мной стояла просто убитая горем женщина.
— Госпожа Барос, прошу вас, присядем, — предложил я, чтобы хоть немного потянуть время и сообразить, что рассказать, не выдавая подробностей операции, не выставив себя такой же бездушной скотиной, как чиновники военного министерства, а главное – обойдя тот факт, что, если бы не причуда судьбы, я тоже остался бы лежать гниющей тушей в доспехах по соседству с военнослужащим #37850063. Но я не стал подопытным материалом для некроманта, я – бессмертный.

Skyforge: № 19. Прометей Элионский

Я рассказал всё как помнил, без излишних подробностей. Обычная операция по зачистке атакованного города, спасение гражданских, затем — внезапное нападение крупного отряда противника. Собственные слова заставили ещё раз живо всплыть в памяти те мгновения и породили вопросы, которыми я не поделился с госпожой Барос. Куда смотрели разведчики, когда орда крысолюдей появилась словно из ниоткуда? Кажется, прервалась связь, мы не слышали друг друга и приказов капитана. Бойцы сражались насмерть, изо всех сил пытаясь удержать строй и дать гражданским время убежать. Два виртха опрокинули на землю Дэймона и вцепились в него мёртвой хваткой, пытаясь содрать силовые доспехи. У меня не было никакой возможности прийти на помощь, на каждого из нас приходилось минимум по трое мерзко шипевших и щеривших острые зубы врагов. Последний зарубленный мной виртх в предсмертной агонии вцепился лапами в мой меч и, падая, потащил за собой. Сражаться с трупом за оружие было некогда, я попытался отыскать поблизости другое, когда с тихим «ффух» в меня ударила и сбила с ног фиолетовая вспышка, а свет закрыли мохнатые тела виртхов, торопившихся добить беззащитного. А дальше – тот самый удар кривого клинка… Почему все случилось именно так? Командование небрежно отнеслось к операции, а может, враг оказался хитрее и организованнее, чем мы полагали? Ответа у меня пока не было.
Я неловко выразил свои соболезнования матери сержанта Дэймона и постарался поскорее уйти. Мне было неожиданно стыдно за то, что один я был сейчас жив и рассказываю трагические подробности, несмотря на то что, видит Элай, я, как и остальные, был готов к смерти и не отступил.
На встречу с богиней Геридой я пришёл в срок, но отнюдь не в таком радужном настроении, какое сопровождало меня раньше. Её первый вопрос заставил меня сухо усмехнуться. Герида просила поведать ту же историю, которую я уже рассказывал полчаса тому назад. Я без запинки повторил то, что помнил, не отвлекаясь на свои подозрения.
— Бедняга, на твою долю выпало немало испытаний, — произнесла, выслушав меня, Герида своим мягким, глубоким голосом, выражавшим божественное сочувствие и понимание, и я почти поверил в её искренность настолько, чтобы поделиться мыслями и сомнениями. Почти. Тем временем, Герида заметила, что мне необходимо освоиться с новыми способностями и дала направление на курс дополнительной подготовки в комплекс, который называют научным центром бессмертных.

Так начался новый этап службы, моя новая жизнь. Вся она здесь, в моём «атласе развития», в виде звёзд, которые подмигивают, словно говоря «А ты помнишь?..»

Skyforge: № 19. Прометей Элионский

Вот эта, сапфировая, того же оттенка, что и глаза Нефтис. Это случилось, когда, неожиданно для меня самого, кто-то из тех элионцев, кому мне довелось помочь во время заданий, решили возвести в мою честь статую. Мне и прежде доводилось слышать о поражающем воображение Зале величия в столице, где находятся изваяния самых выдающихся защитников планеты, тех, кого почитают как богов, но я даже в самых смелых мечтах не представлял, что сам удостоюсь чести быть увековеченным среди этих героев. Честно говоря, несмотря на невероятность этого события, от церемонии я ожидал большей пышности и размаха. Небольшое изваяние, скрытое тканью, затерялось среди невероятного множества сверкавших позолотой (а кое-где, чем не шутит Элай, чистым золотом) копий известных и не очень богов. Без смотрителя Зала я ни за что не смог бы с первой попытки отыскать уголок, посвященный мне. Количество восторженных почитателей тоже оставляло желать лучшего – всего-то чуть больше дюжины. Но они были искренне воодушевлены, и их радость казалась почти осязаемой. Быть может, так и ощущают силу веры в себя настоящие боги? Лишь она одна стояла в стороне от воодушевленной группы элионцев, и лишь она одна не улыбалась. Изящная невысокая девушка в синем, под цвет глаз, платье. Нефтис, моя любовь. Я и впрямь не уделял ей в последние недели столько времени, сколько раньше, но надеялся, что она поймёт.
— Ты не рада, что меня обожествляют? — постарался я придать шутливой беззаботности голосу, подходя к ней и беря её теплые руки в свои.
— Ты знаешь, о чем я думаю, Прометей. Мы хотели пожениться, когда закончится срок твоего контракта. Через полгода ты собирался завершить службу, перестать рисковать собой. Может, ты и бесстрашен в бою, но я всегда боюсь, что с тобой что-то случится.
— Но теперь ты знаешь, что беспокоиться не о чем, Нефтис, милая, я же не могу умереть и всегда вернусь к тебе, — засмеялся я. Глупышка, она так до сих пор и не привыкла.
— Дело не только в этом. Какая это жизнь — постоянно мотаться из одной точки планеты в другую по бесконечным миссиям? Каждый день в новостях передают об очередном нападении кэлпов на порт Наори, а сколько раз ты уже отправлялся туда на зачистку. Пять? Десять?
— Тс-с-с, родная, не сердись. Ты же понимаешь, что я не имею права сейчас разорвать контракт. Бессмертных всё же не так много, чтобы кто-то мог позволить себе не использовать свои способности.
— Но почему ты должен воевать? Разве у тебя нет гражданской профессии? Не все бессмертные служат в армии.
Я невольно рассмеялся.
— Преподавать на военной кафедре – разве это дело для бессмертного? Только закапывать свой талант. Сейчас идёт война, помнишь?
Её глаза превратились в две острые льдинки, словно миниатюрные кристаллы криомантов.
— Надеюсь, ты не начнёшь прямо сейчас одну из своих любимых лекций о патриотизме. Я хочу быть с тобой. В самом прямом смысле. Мне не достаточно писем в элинете и кратких встреч, когда твоё командование заедает совесть, и оно даёт тебе хоть немного отдыха. Подумай об этом. А сейчас – не буду портить праздник. Люди смотрят. Они тебя обожают – наслаждайся.
Несмотря на холодные слова, обняла на прощание, крепко, порывисто, и ушла. А я смотрел вслед и чувствовал неприятную горечь на душе, словно бы мог осчастливить весь Элион, весь, кроме одной-единственной женщины, которую любил всей душой.

Вечером пришло краткое сообщение от бывшего командира, капитана Роди: «Ианнор, парк Свободы, 21.05, 10:00.» В его стиле, никаких подробностей. Видимо, капитан выяснил, когда у меня не планируется никаких миссий, а может, устроил мне выходной в удобное для него время. Зная обширные связи Роди в верхах, я не удивился бы любому раскладу. Минуту я боролся с искушением проигнорировать письмо и провести день с Нефтис, как и планировал, но указание места встречи всё решило. Именно в Ианноре погиб наш взвод, а капитан Роди был единственным, с кем я поделился подозрениями о причинах провала миссии.
В назначенный день в 10 утра я был на месте и высматривал среди аккуратно подстриженных деревьев знакомую фигуру. Парк, хоть и располагался в центре города, производил впечатление необжитого местечка на краю мира, где по капризу природы растительность тяготела к геометрически правильным формам. Высокие деревья загораживали дома, которые начинались через какие-то сотни метров, не было ни асфальтированных дорожек, ни фонарей, ни скамеек. Капитана я обнаружил непринужденно расположившимся в густой тени. При виде меня он поднялся на ноги и стряхнул с рукава мундира воображаемый листик, который, разумеется, не мог прилипнуть к специально обработанной дорогой ткани. Подтянутый высокий красавец, Роди мне всегда казался излишне хлыщеватым для боевого командира, а в уже не существующем отряде ходили споры на тему, сколько времени каждый день он уделяет уходу за усами. Но его уважали, и на то были причины. Похоже, командование тоже ценило Роди, поскольку он всё ещё носил капитанские погоны, несмотря на ианнорский инцидент.
— К делу, — произнес Роди, пожимая мою руку. — В руинах, куда тебя притащили виртхи, обнаружился скрытый центр связи. Удалось отследить, куда в тот день посылались сигналы, но мне не хотят давать разведгруппу, чтобы проверить, что там такое. Ссылаются на отсутствие людей и низкий приоритет операции. Район отдалённый, сильной вражеской активности там не отмечалось. Словом, у меня связаны руки. А вот ты можешь сам определять приоритет заданий. Формально я тебе больше не командир, но ты же хочешь отомстить за ребят, верно?
Я утвердительно кивнул. Он мог бы и не спрашивать. Очнувшись на куче тел людей, которых только что помнил живыми, — спасённых гражданских, друзей-сослуживцев и просто хороших ребят, — сложно не думать о мести.
— Вот координаты. И удачи, бессмертный, — усмехнулся капитан и, не задерживаясь, чеканным шагом, словно на параде, направился к выходу из парка.

Skyforge: № 19. Прометей Элионский

Место располагалось в горном районе, скудном на ресурсы и достопримечательности. Я осторожно продвигался вперёд по узкой тропе, над которой слева и справа нависали мрачные серые скалы. Тонкая полоска грозового неба, видимого в просвет между скалами, была похожа на тонкую саркастичную улыбку. Даже ветер, как назло, дул прямо в лицо, словно погода сговорилась с противником. Но ветру было не остановить меня, я не сбавил скорости и шёл вперед, сжимая в руке уже побывавший не в одной битве за последние недели меч модели «Паладин МК-2» — оружие бессмертных, взаимодействующее с их уникальными способностями. На очередном повороте компьютер пискнул, показывая, что заданные координаты достигнуты. Я огляделся, не замечая никаких врагов кроме колючего потока воздуха, бесновавшегося в горах. Неужели капитан Роди ошибся? Или я прибыл слишком поздно? И тут ветер, словно бы решив сменить сторону в нашем противостоянии, небрежно бросил мне подсказку. На голых камнях не было никакой растительности, а небо затянуло одной сплошной тёмной и неподвижной пеленой, и всё же на небольшом участке под одной из нависших скал причудливо шевелились тени. Так и есть! То, что поначалу казалось частью камня, было плотной маскировочной тканью, прикрывавшей вход… куда? Это предстояло выяснить.
Углубление в скале через несколько шагов переходило в лаз, круто ведущий вниз. После нескольких десятков метров проход и не думал расширяться, и несколько раз я опасался, что пробираться придется на четвереньках – любимым способом передвижения виртхов, которые наверняка устроили здесь логово. Наконец, лаз превратился в явно рукотворный коридор подходящей для человека высоты, а затем вывел в вытянутый зал. Похоже, это место было такими же руинами древних, как и развалины под Ианнором. Среди полуразрушенных статуй бродили два виртха – мерзкие крупные прямоходящие крысы. Долго прятаться от их невероятно чувствительного слуха было трудно, поэтому я без промедления бросился в атаку. Первая из тварей, похоже, даже не поняла, что её убило, а вторая, вопреки ожиданию, не схватилась за оружие, а бросилась наутёк. Неизвестно, сколько поблизости ошивается врагов, поэтому я не мог дать верещавшему виртху далеко уйти. Беглец успел оторваться от меня на десяток метров, пока я искал в памяти нужную команду для меча. Вот она! Я прицелился, и электрический импульс вырвался из клинка, пронзая виртха. Тот дернулся и упал, «яростный приговор» — штука серьёзная, под стать названию. Сильно изматывает применившего и временно уменьшает ресурс «Паладина», но противник после такой встряски редко выживает. Я быстро двинулся дальше, пока на визги виртхов и распространявшийся запах крови и горелой шерсти не подтянулись все их соплеменники. Я не боялся сражения даже со всеми разом, но нужно найти и захватить того, кто командует этим местом, а разборки с крысами дадут ему возможность сбежать.
После двадцатиминутного перемещения по оказавшимся обширными и запутанными руинам и нескольких быстрых схваток с патрулями я нашел нужное место – крепкие двери, перед которыми чутко застыли двое виртхов-караульных. Выглядели они опаснее обычных, да и снаряжение было получше. Левый учуял меня и проскрипел какую-то команду на своём наречии, возможно – приказ остановиться или требование назвать себя. Я несколькими прыжками сократил расстояние между нами и ударил, надеясь одним уколом расправиться с врагом. Тот оказался ловчее, чем я ожидал, и отскочил. Собираясь вместе, виртхи стараются навалиться на противника, опрокинуть и разорвать. Эти двое не изменили привычной тактике, но я был готов. Защита, крестообразный финт мечом, чтобы отогнать их подальше, переход, заслониться от левого крыса правым, серия ударов, ложное отступление, выпад вперёд — и виртх упал, хватаясь на рассечённый едва не до позвоночника живот. Оставшийся в живых стал осторожничать, неожиданно наскакивал и отступал, оставив на силовой броне несколько глубоких царапин. Я поймал его на очередном рывке, приняв размашистый удар в голову на меч, и затем ударил по незащищенной шее. Обезглавленное тело в качестве последней подлости окатило меня мерзкой кровью и осело на пол.
Я ожидал, что за дверьми будет кабинет, комната связи или другое важное помещение. Вместо этого я очутился в таком же полуразрушенном зале, какие видел до этого. Только в углу стояло что-то массивное, похожее на старинный транспорт. Я подошёл поближе, и неизвестный механизм включился. Нет, ожил… Более отвратительного зрелища я не видел в жизни. Огромное, в два человеческих роста высотой, нечто больше всего напоминало какую-то гусеницу, проглотившую вагон поезда или небольшой домик. Оно развернулось ко мне на восьми коротких лапках и явно уставилось с тупым голодным интересом. Я не знал, как быстро это передвигается, и не сломает ли в погоне за мной все стены, а потому решил расправиться со страшилищем. Бояться мне было нечего, я – бессмертный. От первых ударов моего меча, полосующих его морду, чудовище оторопело и дернулось назад. Я решил, что смогу разрубить ему голову, пока оно не пришло в себя, и удвоил натиск. Самонадеянность дорого мне обошлась — я пропустил момент, когда челюсти твари раскрылись и обхватили меня, затягивая в невыносимо смердевшую пасть. Вязкая слюна тут же проникла под доспехи, и я почувствовал онемение во всем теле. Кажется, этот раунд я проигрывал. Но тварь ничего не сможет со мной сделать, я – бессмертный.
— Вытаскивайте его, — услышал я сквозь оцепенение незнакомый командный голос, — он нужен мне живым!
«Живым!» Я нашел в себе силы усмехнуться, а затем сознание оставило меня.

Skyforge: № 19. Прометей Элионский

Ощущения вернулись ко мне, и первым была неприятная легкость от отсутствия брони. Голая спина чувствовала холод камня, а руки и ноги – металл кандалов.
— Не притворяйся, бессмертный Амос. Вижу, ты очнулся. Добро пожаловать.
Тот же голос. И он знает моё имя. Я открыл глаза. Передо мной на походном стуле расположился элионец. Средних лет, гладко выбритый, с седоватыми коротко стрижеными волосами и проницательным взглядом карих глаз. В отдалении топтались несколько виртхов, сжимавших в лапах оружие.
— У тебя есть вопросы? Наверняка. Я отвечу лишь на один из них, подожди минутку.
Мой пленитель достал планшет и начал налаживать видеосвязь.
— Слушаю, — коротко ответил голос, чьи насквозь знакомые интонации воткнулись мне в грудь ржавым тупым ножом.
— Капитан Роди, хочу сообщить вам, что последняя часть товара прибыла и в данный момент находится рядом со мной. Ваши обязательства я считаю до конца исполненными, в течение часа ожидайте остаток гонорара. Надеюсь на дальнейшее сотрудничество.
— Принято, — ответил тот и отключился. Я успел рассмотреть на гаснущем экране ставшие ещё более ненавистными ухоженные усы. Предатель, проклятый предатель!
— Вот так. Не ожидал, что у нас в руках побывает такой дорогой приз – бессмертный. Человеческие тела — ценный материал, но функции твоего организма – загадка для современной науки. И ты поможешь мне её решить. Сейчас у меня несколько других проектов, но ты же у нас продукт с бесконечным сроком годности, не так ли? Ведь ты – бессмертный, — издевательски произнес так и не представившийся человек и ушел.
Я был слишком шокирован произошедшим, чтобы что-то сказать или попробовать вырваться. Виртхи тоже ушли и закрыли двери, оставив меня в тёмном каменном мешке, где единственным источником света служили маленькие, тускло светившиеся кристаллы на потолке.

Не знаю, сколько прошло времени. Тот человек не вернулся. Никто не вернулся. Регенеративные способности моего организма не дают мне умереть от голода, кандалы я разорвать не смог, хотя пытался, видит Элай, как отчаянно пытался в течение бессчетных дней. Какой сейчас день, какой год? Я не знаю. Непроглядно тёмное каменное небо над головой, тусклые огоньки кристалликов-звёзд. Холодные, немигающие, равнодушные Я – бессмертный. Они будут гореть для меня вечно.
Читайте также

2 комментария

avatar
Один из лучших рассказов, если кто-нибудь осилит его до конца. Главное — одолеть начало, которое мы уже читали в различных вариациях.
  • Devina
  • 0
  • v
avatar
«ЙА АСИЛИЛ» :D
Согласен, что это одна из лучших работ. Читать было очень интересно, слог довольно легкий.

Оставить комментарий